Слава Иисусу Христу!

БОГОСЛУЖЕНИЯ
Воскресенье
10.00, 18.00
Понедельник
9.00
Вторник
18.30
Среда
18.30
Четверг
18.30
Пятница
18.30
Суббота
18.00

Для индивидуальной молитвы храм открыт ежедневно кроме понедельника с 9.00 до 13.00 и с 15.00 до окончания вечерних богослужений

КОНТАКТЫ

Адрес:
г. Самара ул. Фрунзе, 157
Для корреспонденции:
443010, Россия,
г. Самара, а/я 6965,
e-mail: ppsi.samara@gmail.com

Телефон:
+7 (846) 333 41 88

МЫ НАХОДИМСЯ

Автобус: 34 (ост. ул. Фрунзе/ул. Красноармейская); 37, 46, 47 (ост. Филармония); 61 (ост. Струковский парк)
Трамвай: 3, 15, 16, 20 (ост. ул. Фрунзе/ул. Красноармейская)
Маршрутное такси: 34, 207, 226, 240 (ост. ул. Фрунзе/ул. Красноармейская); 37, 46, 47, 259, 295 (ост. Филармония); 61, 230, 232, 257, 297 (ост. Струковский парк/ул. Фрунзе)

ЖИЗНЬ ПРИХОДА

 

Паломничество в Лурд

В давние времена

Город Лурд в департаменте Верхние Пиренеи, подобно многим другим городам Европы вообще и Франции в частности, может похвастаться древней историей. По легенде, здесь побывал сам Карл Великий, который, возвращаясь из похода в Испанию (778 г.), осадил Лурдский замок, где укрепились мавры. От предводителя мавров (далее повествует предание), после примирения с Карлом крестившегося под именем Лорус, произошло название города, превратившись в "Лурд".
Многие века, благодаря своему географическому положению и укреплениям, Лурд играл важнейшую роль среди городов Бигорра, известного рядовым россиянам разве что по какой-нибудь карте средневековой Франции. С главной башни его замка, древнейшая сохранившаяся часть которого датируется XI в., открывается великолепный вид на Пиренеи, откуда, из ледникового цирка Гаварни, течет река Гав-де-По (gave - "горный поток в Пиренеях").
Пиренеи! Чье сердце не дрогнет при звуках этого слова? Здесь с незапамятных времён жили загадочные свободолюбивые баски. Именно они уничтожили в Ронсевальском ущелье, которое не так далеко от Лурда, арьергард армии Карла Великого, возвращавшейся из вышеупомянутого похода; это послужило основой для эпической поэмы "Песнь о Роланде". Из здешних мест явился во французскую столицу Генрих Наваррский, тот самый, который решил, что "Париж стоит мессы".
В известных исторических событиях не последнее место принадлежало и Лурду, стоящему на стыке "семи долин Лаведана", у подножия горной цепи. Стены его укреплённого замка помнят Чёрного принца – Эдуарда, сына английского короля Эдуарда III, и его военного противника, коннетабля Бертрана Дюгеклена (вторая половина XIV века). В конце XVII в. замок стал государственной тюрьмой, и в его суровой главной башне содержались весьма знаменитые узники.
Однако к середине XIX века укрепления утратили своё значение, и Лурд превратился в захудалый провинциальный городишко, куда оживление вносили только дилижансы, направлявшиеся на близлежащие курорты минеральных вод Бареж или Котре. Население в основном занималось сельским хозяйством или работало в каменоломнях и сланцевых карьерах и в быту говорило на местном – бигоррском – диалекте, мало похожем на французский язык. Пока не произошло событие, прославившее Лурд на весь мир и сделавшее его одним из самых посещаемых городов Франции…

История Бернадетты: судьба города меняется

11 февраля 1858 г. три девочки: четырнадцатилетняя Бернадетта Субиру, её сестричка, одиннадцатилетняя Туанетта, и их подруга Жанна Абади – отправились собирать хворост. Семья Субиру, которой ещё не так давно принадлежала мельница, дошла, можно сказать, до полной нищеты: шесть человек ютились в одной из комнатушек мрачного сырого здания, называемого Кашо (cachot - "карцер, тюрьма"; там когда-то в самом деле размещалось это заведение), отец перебивался случайными заработками. Бернадетта, с раннего детства страдавшая астмой, была в семье первенцем.
Итак, девочки отправились за хворостом, для этого они вышли за город, где недалеко от левого берега Гав-де-По возвышалась скала Массабьель с гротом, перед которым тёк тогда мельничный ручей. Туанетта и Жанна, сняв башмаки и чулки, быстро перебрались на другой его берег, вскрикивая от холода – вода была отнюдь не горячей. Болезненная Бернадетта замешкалась, ведь ледяная "ванна" могла ей повредить; но, убедившись в тщетности попыток перейти, не замочив ног, она тоже начала разуваться.
Вдруг ей послышался шум, словно от ветра. Девочка огляделась – всё было тихо; тогда она посмотрела на скалу на другом берегу ручья. В почти овальной нише справа над гротом стояла прекрасная дама, непохожая на здешних жителей и одетая совсем не по сезону: белое платье с голубым поясом-лентой, белое покрывало на голове, а на босых ногах – подумать только! – по золотистой розе. Запястье дамы обвивали чётки на золотой цепочке.
Бернадетта, решив, что это наваждение, достала свои чётки, попытавшись перекреститься, - и не смогла! Её охватил страх. Тогда дама сама совершила крестное знамение, и потом Бернадетта, сделав то же самое, стала на колени и начала читать розарий. Дама тоже отсчитывала бусины, хотя её губы не двигались. Потом она исчезла.
По дороге домой Бернадетта рассказала о своём видении Туанетте и Жанне, попросив их молчать об этом. Нужно ли говорить, что в тот же день всё стало известно обеим семьям и Луиза Субиру запретила своей дочери ходить к гроту! Но Бернадетту тянуло туда, как магнитом. Между прочим, чтение дамой молитв не убедило девочку в том, что видение было от Бога: в следующий раз Бернадетта взяла с собой святую воду.
Дама действительно появилась вновь и даже заговорила, попросив девочку приходить на то же место в течение двух недель. Во время последующих видений Дама призывала к покаянию и молитвам за грешников, с помощью ее "указаний" был обнаружен родник; также Бернадетта получила сообщение для священников: построить на месте явлений часовню, к которой "должны приходить процессии".
Местные власти, как светские, так и духовные, узнав обо всём, отнеслись к видениям с недоверием, считая Бернадетту "обманщицей": её неоднократно допрашивали в полиции, а настоятель приходской церкви, декан Пейрамаль, требовал чуда – тогда, дескать, он поверит.
Наконец, Дама сообщила Бернадетте свое имя: "Я – Непорочное Зачатие". Декан Пейрамаль задумался: так могла сказать только Дева Мария - в 1854 году Папа Пий IX провозгласил догмат о Непорочном Зачатии Богородицы. Девочка не могла об этом знать: из-за болезни она не ходила в школу и даже до сих пор не была подготовлена к Первому причастию.
Простой же народ сразу поверил в явления и толпами ходил с Бернадеттой к гроту, что отнюдь не приветствовалось властями. Всего было 18 явлений, перед каждым из которых читался розарий, как и в первый раз (после этих событий Бернадетта до конца своей жизни не видела ничего сверхъестественного). А вскоре обнаружилось, что вода источника из грота может исцелять неизлечимых, казалось бы, больных.
После долгой и тщательной проверки было установлено, что некоторые исцеления следует считать чудесами, и Церковь признала, что неграмотной девочке Бернадетте Субиру в самом деле являлась Пресвятая Дева. На месте явлений была возведена не часовня, а грандиозная базилика, вернее, три церкви, одна над другой: крипта прямо на скале над гротом, над ней – так называемая Верхняя базилика (Непорочного Зачатия), со стройным, устремлённым ввысь шпилем, и – внизу – базилика Розария, с пятнадцатью часовнями, посвященными пятнадцати тайнам розария; от её купола расходятся в обе стороны огромные "полукружья". В Лурд потянулись страждущие со всей Франции, и он сделался известным местом паломничества.
Бернадетта же в 1866 году, став взрослой, поступила в монастырь в далёком Невере (так называемых "Неверских сестёр"): возможно, её действительно тяготила чрезмерная популярность на родине. Она не утратила простоты и смирения; то, что она так прославилась, что важные господа хотели её увидеть, что её фотографии продавались в любой лавке, не преисполнило её гордыней. Известность не принесла ей и её семье богатства (хотя из нужды они выбились и девушка смогла научиться грамоте). Всю жизнь Бернадетта продолжала страдать астмой, которая наконец свела её в могилу в возрасте 35 лет: Пресвятая Дева, явившись когда-то бедной девочке, не обещала ей счастья в этом мире…
В 1933 г. Папа Пий XI причислил Бернадетту Субиру к лику святых. Во время процесса беатификации её тело было эксгумировано и найдено нетленным. Теперь оно покоится в прозрачной раке в одной из церквей Невера.
Если кто-то хочет больше узнать о Лурдских явлениях и Бернадетте, то пусть прочитает знаменитый роман известного австрийского писателя Франца Верфеля (1890-1945) "Песнь Бернадетте", переведённый и изданный в России в 1997 г. В начале Второй мировой войны писатель-еврей, далёкий от католицизма, оказался в Лурде, почти отчаявшись покинуть капитулировавшую Францию. Тогда-то он дал обет: "Если мне удастся выбраться из этой отчаянной ситуации и достигнуть спасительных берегов Америки,… первая работа, за которую я возьмусь, будет песнь Бернадетте, которую я восславлю, насколько это в моих силах".[1] Книга написана с большой симпатией к главной героине, но без слащавости и, хотя является беллетристикой, довольно точно следует историческим данным. Интересна структура романа: 5 частей по 10 глав, как пять тайн одной части розария и пять десятков "Ave Maria".

Лурд сегодня

Наверно, роман Золя "Лурд", давно уже переведённый на русский язык, известен у нас больше, чем "Песнь Бернадетте". После произведений Золя остается чувство, будто проглотил муху; однако те, кто прочитал "Лурд", приехав в одноимённый город, обнаружат, что, оказывается, многое там им знакомо. Они увидят всё тот же замок, возвышающийся на скале (сейчас там находится Музей Пиренеев), дом родителей Бернадетты, приходскую церковь, базилику, ведущую к ней эспланаду со статуей Божьей Матери, увенчанной короной, службу санитаров-добровольцев, приют Пресвятой Девы для больных паломников, монастырь кармелиток на Рут-де-По – список можно продолжать – и, конечно, грот и мраморную статую Девы Марии в нише над ним, и чуть ли не тот же самый куст шиповника возле неё, который не хотел цвести зимой 1858 г. "по приказу" декана Пейрамаля.
За прошедшие сто лет появилось и много нового, например, весьма нетрадиционная подземная базилика св. Пия X, построенная из железобетона и вмещающая свыше 20 000 человек, и совсем недавно возведённая церковь св. Бернадетты. На горе за базиликой почти 100 лет назад установлены двухметровые фигуры Крестного пути. Дорога неровная и каменистая, так что, особенно в солнечный летний день, можно получить – пусть и очень отдалённое – представление о том, что испытал Сын Человеческий по пути на Голгофу.
Но, разумеется, вы не увидите страшных процессий мерзких уродов из книги Золя. Также он описывает отвратительный дух фальши и торгашества, царящий в городе и святилище Лурдской Божьей Матери. Известная переводчица Наталья Трауберг, человек, которого я глубоко уважаю (кстати, католичка), в предисловии к "Песни Бернадетте" признает правоту Золя и, говоря, что в Лурде она не была (надеюсь, уже побывала), замечает: "А была бы – могла бы не распознать святость сквозь суету".[2] Да, сразу же за воротами храмового комплекса тянется сплошной ряд магазинов и магазинчиков с сувенирами, открытками, а также культовыми предметами, как-то: крестами, чётками, статуями, - хотя, само собой, нет наглых торговок, описанных Золя. Затем несколько улиц, одна над другой, застроены отелями для паломников и туристов. Каждой стране соответствуют свои определённые гостиницы, так что, если вам нужно с кем-то встретиться, вы его обязательно найдёте. Для россиян особых отелей пока нет, мы жили в "городе для бедных" высоко над Лурдом (куда многие, особенно те, кто помоложе, добирались пешком по дороге, с которой открывалась чудесная панорама города и окрестностей и где во влажную погоду ползали гигантские улитки). Условия в нём для привычных ко всему наших людей достаточно комфортабельные, и там, на лоне природы, вдали от городской суеты, жить куда приятнее, чем в отеле.
Лурд, что греха таить, существует паломничествами и туризмом. Каждый год его посещают свыше 3,5 млн. гостей; за городом расположен аэропорт, куда прилетают целые самолёты паломников. Здесь проходит граница национального парка, отсюда отправляются на всевозможные экскурсии по живописным окрестным местам, на воды и горнолыжные курорты, которыми так богаты западные и центральные Пиренеи, и даже в Испанию, до которой ближе, чем от Самары до Тольятти.
Но на территории санктуария царит совершенно иная атмосфера. Всякая торговля прекращается (разве что продают свечи), суета остаётся за оградой, несмотря на то, что людей здесь в сезон паломничества великие толпы. В гроте, где постоянно горят свечи, каждый час, с раннего утра до позднего вечера, ежедневно служатся мессы на разных языках. Отсюда каждый день, от Пасхи до октября, начинают свое движение к базилике Розария процессии: в 16:30 – со Святыми Дарами, а вечером, в 20:45, - процессия со свечами, посвященная Божьей Матери. Особенно красива вторая: многотысячная многонациональная толпа со свечами в руках движется с чтением розария (поочерёдно на разных языках) и пением "Salve, Regina" ("Славься, Царица"), древнего обращения к Пресвятой Деве. В сумерках – на юге летом темнеет сравнительно рано – это выглядит потрясающе. А если вы примете участие в процессиях, то поймёте, что значат слова: "У множества уверовавших было одно сердце и одна душа" (Деян 4, 32).
Да, в Лурде очень много больных, инвалидов, особенно парализованных, которых возят в особых колясках. Наверно, все они надеются исцелиться по ходатайству Лурдской Божьей Матери, окунувшись в холодную воду горного источника из грота в специальных купальнях. (Впрочем, погружаться в них – после надлежащей молитвенной подготовки – не возбраняется, но даже рекомендуется и тем, кто ещё не окончательно утратил здоровье. Кроме того, можно умыться или напиться воды из общедоступных кранов, или набрать её и унести с собой.) Откровенно говоря, на больных я смотрела без особенной скорби, так как была безмерно счастлива, впервые попав "по-настоящему" за границу, да ещё в такое удивительное место; к тому же, здесь у каждого есть надежда исцеления, если не тела, то души, поэтому нет духа безысходности.
Присутствуют, конечно, истерия и жажда немедленных "чудес", неизбежные около святынь, но, опять же, в гроте и у базилики я этого не заметила.
Природа тоже настраивает на торжественный лад, как бы приглашая поразмышлять над величием Творения. Пышная южная растительность в долине – на востоке лежит побережье Средиземного моря, на северо-западе, поближе, - Бискайский залив со знаменитыми пляжами Биаррица – сочетается с впечатляющим горным пейзажем. Правда, в окрестностях города нет гор, "чьё чело изо льда", как написал Альфред де Виньи. Высшая точка – двойной Пик-дю-Жер (Малый Жер – 709 м и Большой Жер, около 950 м, куда можно подняться на фуникулёре), напоминающий, как ни странно, Жигулёвские горы в районе г. Жигулёвска. Но ледяное дыхание снежных вершин ощущается: ночью, особенно над Лурдом, холодно даже в июле, а пальмы в городе внизу далеко не такие роскошные, как на побережье.
И, созерцая издали в сумерках процессию со свечами или поднявшись в горы, понимаешь: лихорадочная беготня по магазинам – как же можно уехать без сувениров! – или боязнь пропустить сытный обед здесь не главное.

Елена Талызина