Слава Иисусу Христу!

БОГОСЛУЖЕНИЯ
Воскресенье
10.00, 18.00
Понедельник
9.00
Вторник
18.30
Среда
18.30
Четверг
18.30
Пятница
18.30
Суббота
18.00

Для индивидуальной молитвы храм открыт ежедневно кроме понедельника с 9.00 до 13.00 и с 15.00 до окончания вечерних богослужений

КОНТАКТЫ

Адрес:
г. Самара ул. Фрунзе, 157
Для корреспонденции:
443010, Россия,
г. Самара, а/я 6965,
e-mail: ppsi.samara@gmail.com

Телефон:
+7 (846) 333 41 88

МЫ НАХОДИМСЯ

Автобус: 34 (ост. ул. Фрунзе/ул. Красноармейская); 37, 46, 47 (ост. Филармония); 61 (ост. Струковский парк)
Трамвай: 3, 15, 16, 20 (ост. ул. Фрунзе/ул. Красноармейская)
Маршрутное такси: 34, 207, 226, 240 (ост. ул. Фрунзе/ул. Красноармейская); 37, 46, 47, 259, 295 (ост. Филармония); 61, 230, 232, 257, 297 (ост. Струковский парк/ул. Фрунзе)

ЖИЗНЬ ПРИХОДА

 

Паломничество в Польшу

Все народы собрались, чтобы вместе воспевать Тебя…

На встречу молодёжи в Польше с 12 по 20 июля 2008 года собрались не все народы, конечно, но даже представителей трёх стран (России, Польши и Германии) для дела прославления Бога оказалось вполне достаточно. А если учесть, что российская делегация состояла не только из русских, но и из армян, украинцев, белорусов, литовцев, монахини-аргентинки… то мы действительно представляли собой многоликое собрание детей Божьих, объединенных верой, любовью, надеждой и желанием восхвалять всем сердцем Господа. Несомненно, по количеству и национальному составу наше маленькое (около 250 человек) паломничество уступало молодым людям, приехавшим в Сидней (Австралия) и молившимся с Викарием Иисуса Христа – Святейшим Отцом Бенедиктом ХVI: на ипподроме Рэндвик Папу приветствовало более 400 000 молодых католиков из 170 стран мира! Однако благодаря чудесам современной техники мы оказались вместе с ними! Но об этом позже…

Чтобы собраться вместе многим из участников пришлось преодолеть немалое расстояние – несколько дней на поезде или несколько часов на самолёте, так как российскую делегацию составляла молодёжь из всех четырёх епархий: Архиепархии Матери Божьей (Москва), Епархии св. Климента (Саратов), Преображения Господня (Новосибирск) и св. Иосифа (Иркутск). Все мы, уже немного уставшие, но предвкушающие предстоящее путешествие прибыли 12 июля в кафедральный собор Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии – самую главную католическую святыню России. Отсюда нам предстояло начать наш путь, получив благословение Епископа Клеменса Пиккеля – руководителя комиссии по делам мирян, движений и молодёжи при Конференции католических епископов РФ. Думаю, многих порадовал тот факт, что Епископ Клеменс предпочёл поездке в Австралию с группой российской молодёжи наше скромное паломничество.

Мы пройдем по всей земле, освещая Твоим Словом наш путь…

Всей землёй в эти семь дней стала для нас Польша, куда мы отправились вечерним поездом с белорусского вокзала после Святой Мессы в кафедральном соборе. Страна удивительная, гостеприимная и… верующая. Это чувство (да, именно чувство) веры каждый раз становится приятным открытием, маленькой сенсацией: множество церквей, распятия у дороги, украшенные живыми цветами, фигурки Девы Марии и святых в дворах жилых домов, детки, говорящие хором "Niech bedzie pochwalony Jezuy Chrystus" (Слава Иисусу Христу) нашим монахиням… Высыпав на вокзале маленького (по российским меркам) города Седльце 13 июля, мы сразу почувствовали это – радость от того, что находишься среди своих, среди людей, которые верят каждый день, каждую минуту, для которых вера – смысл жизнь, единственно правильный её уклад.

Нас ждали – храм св. Иосифа был заполнен прихожанами, вызвавшимися принять нас в свои дома, стать нашими польскими "мамой и папой", кажется, не только на неделю. Внимательно слушая о. Ярослава Митжака (святого человека и просто главного организатора нашей поездки), чтобы не пропустить свой номер и свою семью, я думала о том, что они обязательно будут замечательными. И вот нас называют, мы со Светой встаём, а семьи нет! Но Бог не может не позаботиться о Своих детях: пан Славомир, "детей" которого уже подселили к кому-то ещё, забирает нас, и мы отправляемся на машине в свой новый дом.

Нас ждали – это заметно было уже по тому, как широко были распахнуты ворота. И по пани Марии, которая выбежала к нам, как только мы подъехали. Вообще-то пан Славомир и пани Мария ждали четырёх мальчиков, а получили двух девочек. Соответственно и готовила наша польская "мама" на четыре мужских организма. Мы мужественно ели, что было совсем нетрудно, потому что о такой вкусной еде паломнику, готовому к трудам и лишениям, даже не приходится мечтать. Вечером мы вновь пришли в церковь на воскресную Святую Мессу, чтобы Господь осветил и освятил Своим Словом и Телом предстоящий нам путь. Устами Епископа Клеменса Иисус призвал нас подумать о своём призвании, попытаться прислушаться к тому, чего Он хочет от нас, распознать среди тысяч голосов Его голос, такой тихий, голос необычайной красоты и силы…

Слышим, Боже, Твой призыв, Твою волю исполним мы…

На самом деле услышать Иисуса не всегда легко, хотя Он обращается к нам постоянно. Но есть места, где Его призыв звучит твёрдо и отчётливо. Таким местом для меня, как, думается, и для многих паломников, стала Ченстохова – национальный Санктуарий Божьей Матери, духовная столица Польши. Не знаю, уместно ли в данном случае слово волшебный, но именно таким мне представляется этот маленький городок. Я всегда как бы попадаю в совершенно иной мир, полный любви и света, вернее Любви и Света. Здесь невозможно обращать внимание на какие-то мирские неурядицы, бытовые проблемы путешествия, не получается и всё. Хочется только одного – зайти в часовню, упасть на колени и смотреть на Божью Матерь. Даже говорить не надо – Она всё поймёт и расскажет Своему Сыну.

В Ченстохове мы удостоились огромной привилегии – видеть Икону Чёрной Мадонны очень близко, совершать Литургию в самом сердце базилики. Многие плакали, мы со Светой не стали исключением… Здесь к нашей группе, вслед за поляками из прихода св. Иосифа, присоединились немцы из родного прихода владыки Клеменса и епархии г. Оснабрюк. После Святой Мессы и обеда мы собрались в Папском зале Санктуария на конференцию и знакомство с новыми участниками, во время которой общались на трёх языках – русском, польском и немецком, чем наглядно подтверждали девиз нашей встречи "Едины в Духе Святом". Помимо песен, шуток и веселья мы обсуждали очень важные темы, касающиеся духовной жизни и следования Воле Божьей, и выслушали свидетельство епископа о его призвании и пути к священству.

Самым дорогим воспоминанием, тем не менее, для меня стало вечернее закрытие Иконы Божьей Матери – около часа ожидания и сама церемония, проведённые на коленях, пролетели, как одно мгновение – как же много хотелось сказать Иисусу и Марии, как катастрофически не хватало времени! Пять минут с утра на прощание с Матерью Божьей, и мы отправляемся в одно из важнейших мест нашего паломничества – Освенцим. Кроме того, что в годы Второй мировой войны этот ничем не примечательный польский городок был превращён фашистами в концентрационный лагерь Аушвиц-Биркенау, в котором погибло более миллиона людей разных национальностей, но прежде всего, евреев, это особенное место для католиков ещё и по тому, что здесь отдал свою жизнь за ближнего св. Максимилиан Кольбе, монах-францисканец, и погибла св. Эдита Штайн, монахиня-кармелитанка.

Мы расположились в "Доме молитвы и единства", соседствующим с созерцательным монастырём кармелитанок; часть группы ночевала в монастыре францисканцев недалеко от Освенцима. Дом был основан о. Манфредом, немцем по национальности, живущем в Освенциме. Приехав сюда около 18 лет назад, он осознал необходимость молитвы за жертв лагеря и их палачей, а также распространения информации о трагедии этого маленького местечка. С тех пор он сделал многое для того, чтобы люди как можно больше узнали об Освенциме, в том числе он является автором покаянного Крестного Пути, основанного на размышлениях тех, кто сумел выжить в этом аду.

А в том, что это был ад, вряд ли кто-то сомневался после трёхчасовой экскурсии по обеим частям лагеря. Пересказать всё то, что мы там увидели, просто невозможно. Я – человек очень эмоциональный, и слёзы, катившиеся по моим щекам во время экскурсии, были вполне для меня естественными. Но даже мужчины не всегда могли сдержаться. Идя этими дорожками, глядя на бараки, газовые камеры, комендантские вышки, я думала "Не смогла бы, не смогла". Там воздух буквально пропитан болью, страхом, страданием. Но всё же нельзя не почувствовать любовь. Ведь она там победила! А иначе как объяснить многочисленные факты взаимопомощи и жертвенности, о которых говорили экскурсоводы?

Особенно тяжело было на следующий день во время Крестного Пути по Биркенау. Как же страшно, непостижимо слышать, что "сюда высыпали пепел сожжённых в крематориях", а "здесь топили новорождённых детей". Для меня детская тема имеет особое значение, именно поэтому самое большое впечатление на меня произвело четвёртое стояние, во время которого польская участница читала стихотворение Эльжбеты Пиотровской:

- Kto was, dzieci, pozabijal, dzieci malenkie?
- Ludzie.
- A jacy to byli ludzie? Czy twarze mieli upiorow? Czy mieli kly i pazury, i oczy zwierzece?
- Zwykli to byli ludzie. Ludzie jak ludzie. Ludzkie mieli oczy i zeby ... Wzrost jak nasi ojcowie ...
- Moze wulkan ich zrodzil i matek nie mieli?
- Ludzkie matki ich rodzily, pamietali kolysanki, jakie im spiewaly, kiedy byli tacy jak my...
- Pewnie dzieci nie mieli ci ludzie?
- Mieli dzieci. Pisywali do nich listy, posylali w paczkach buciczki malo noszone, zabawki.
- Jak was zabijali ci ludzie?
- Gazem dusili, do ognia kladli, o mur rozbijali, butem rozdeptywali, fenol wstrzykiwali, a jesli byli dobrzy, kulka czestowali.
- A gdy was juz zabili ci ludzie, co robili?
- Pot z czol chusteczkami bialymi obcierali, mowili: Alesmy sie dzis zmachali. Wielka byla robota. Tyle malych dzieci.

- Кто вас убил, дети, дети малые?

- Люди.

- А что это были за люди? С лицами вампиров? С клыками, когтями, звериными глазами?

- Обычные люди. Люди как люди. С человеческими глазами и зубами… В возрасте наших отцов…

- Может, они – порожденье вулкана, и нет у них матерей?

- Женщины их родили, колыбельные они помнили, что им матери пели, когда были такие, как мы…

- Конечно, у них не было детей?

- Были дети. Писали они детям письма, посылали в посылках ботиночки неизношенные, игрушки.

- Как вас убивали люди?

- Газом травили, в огонь бросали, о стену били, сапогом растаптывали, фенол кололи, а если попадались добрые, то пулей угощали.

- А что эти люди делали после вашего убийства?

- Пот со лба белыми платками вытирали и говорили: "Как же мы сегодня устали. Много было работы. Столько маленьких детей".

В молчании мы шли от стояния к стоянию, слушали воспоминания выживших, молились за погибших. В моё первое посещение лагеря восемь лет назад экскурсовод рассказала нам историю о двух бывших узниках, один из которых, пройдя лагерь, потерял веру, ибо не мог понять, как Господь допустил это. Другой же обратился, так как среди ненависти и насилия, царивших там, он повстречал столько добрых и самоотверженных людей, что понял: только Бог мог дать им такую любовь и силу. Я уверена, что там победила вера, потому что в бывшем комендантском доме теперь приходская церковь с алтарём из лагерных столбов, обмотанных колючей проволокой, а рядом – Божье Сердце…

После Крестного Пути мы отправились в монастырь сестёр-кармелитанок на Св. Мессу в честь Матери Божьей с горы Кармель. Молитва, Божье Слово и Святое Причастие – лучшее лекарство от пережитой боли, что стало особенно очевидным вечером во время костра с песнями, танцами и играми.

Благодать Твою приняв, и Любовь, что идёт до конца…

… 17 июля мы отправились в Краков. И теперь я понимаю, что наш маршрут был неслучайным не только с точки зрения логистики, но и с Божьей точки зрения. В Ченстохове мы получили поддержку и материнскую улыбку Пресвятой Девы Марии, без которых в Освенциме было бы просто невыносимо. А в Кракове, вернее в его пригороде – Лагевниках, наш ждал Сам Иисус Христос, Милосердный и Добрый Бог, Врачеватель и Утешитель. После пережитого было просто необходимо окунуться в Его Любовь.

Огромное впечатление оставляет новая церковь Санктуария Божьего Милосердия. Не все понимают архитектурный замысел её создателей, по приезде домой, показывая фотографии друзьям и знакомым, я слышала несколько отзывов в духе "аэропорт какой-то выстроили". Для меня же внешний вид храма не имел особого значения, потому что внутри него живёт невероятной силы Красота. Огромное, освещённое пространство, в котором даже наша группа из 250 человек растворяется. А в алтаре – Дарохранительница в форме земного шара, а в ней – Иисус. Основание нашей планеты, её живое и бьющееся Сердце.

В маленькой старой церкви поблизости молилась ещё св. Фаустина Ковальская, там же можно поклониться её мощам. Мы со Светой в три часа дня устремились туда на Венчик к Божьему Милосердию, который ежедневно читается на разных языках сёстрами Матери Божьей Милосердия (к этой конгрегации принадлежала св. Фаустина). Как же приятно было увидеть среди множества паломников, собравшихся на молитву, свои, уже такие родные лица!

Мы подъезжаем к Кракову. Виднеются башни Вавэля, на самую высокую из них нам предстоит забраться. Подъём действительно стоил того: открывается панорама такой красоты, что голова кружится, подкашиваются ноги. И тут, и там заметны шпили церквей, такое ощущение, что в Кракове их сотни, но над всеми величественно возвышается Марианская Базилика на Рыночной площади – наша следующая цель. Увидеть Краков за два часа, что предстояло нам сделать, конечно, невозможно. Но чтобы почувствовать и полюбить его – вполне достаточно.

Ещё одним местом, где, по выражению о. Ярослава, побеждает Любовь, для меня является Вадовице, родной город Слуги Божьего Иоанна Павла II, очень душевный и светлый. Изначально посещение его не входило в наши планы, мы собирались в Татры, и честно говоря, я была немного расстроена, так как с моего первого посещения Вадовице прошло немало времени, а город этот я полюбила по нескольким причинам: во-первых, конечно, это место рождения Кароля Войтылы; во-вторых, там расположена очень красивая приходская церковь, в которой будущего Папу крестили, там же он молился у иконы Матери Божьей Неустанной Помощи; в-третьих, можно посетить его дом-музей и поесть любимых им крэмувек, что мы и не преминули сделать. После обеда мы оказались в Кальварии Зебжидовской – Санктуарии, который известен Иконой Матери Божьей Кальварийской и Крестным Путём, созданным по образу такового в Иерусалиме. Особенным для меня стало седьмое стояние (Иисус падает во второй раз), расположенное на горе. Как нелегко было туда забраться! Тяжело дыша и боясь упасть, я думала о том, как же больно и трудно было Ему. А ведь Он шёл с крестом на плечах, избитый, израненный сухостью и неблагодарностью не только Своих палачей, но и моей, твоей, нашей…

Примите силу от Святого Духа…

С такими словами во время бдения в ночь с 19 на 20 июля к нам обратился в прямой трансляции из Австралии Святейший Отец Бенедикт XVI. Откровенно говоря, мудрость и жизненную необходимость этого призыва я поняла только дома, прочитав его проповедь в Интернет. Потому что включению из Сиднея предшествовала долгая дорога с юга Польши на восток, ночное собрание у креста, воздвигнутого в честь прибытия в Седльце Иоанна Павла II несколько лет назад, молчаливая процессия со свечами по улицам города в уже родной приход св. Иосифа, поклонение Святым Дарам. Накопившаяся физическая усталость и обилие эмоций давали о себе знать: даже сёстры-монахини засыпали, сидя на скамейках в церкви. Я думаю, что Иисус особенно и не рассчитывал на наше внимание в ту ночь, Он же так хорошо знает нашу человеческую слабость. Самое главное, что мы были там вместе с Ним, что в наших сердцах остался след, который заставил (уверена, не меня одну!) по возращении домой найти и прочитать обращение Папы к молодёжи всего мира на иппидроме Рэндвик:

Примите силу от Святого Духа. Именно Он - Художник дел Божьих, позвольте же изваять себя Его Дарам. Откройтесь силе Любви Божьей!

Примите силу, чтобы светом миру стать…

Возвращаться домой совершенно не хотелось, по-моему, нашим польским "мамам и папам" тоже не хотелось нас отпускать: несмотря на опоздание поезда, они не расходились, а терпеливо ждали вместе с нами на вокзале. А ведь многие общались между собой на языке жестов, так как кто-то не знал русского, кто-то польского… Обратная дорога совершенно не пугала: трёхчасовое ожидание состава на перроне брестского вокзала, сопровождаемое песнями, играми, танцами и грустью предстоящей разлуки, кажется, сделало нас ещё ближе друг другу.

В приходе мы рассказывали о нашем паломничестве, показывали фотографии и дарили привезённые иконки Матери Божьей Ченстоховской и Милосердного Иисуса прихожанам. И глядя, как радуются бабушки, которые вряд ли смогут когда-нибудь увидеть и испытать то, что видели и испытали мы, я подумала, что быть светом миру непростая задача, но иногда удаётся стать хотя бы слабым отблеском Истинного Света. И за это я безмерно благодарна Ему.